Манифест

Манифест

Взрывной рост технологий открыл перед людьми новые горизонты. Создавая синергию между человеком и машиной, мы подошли вплотную к изменению самой сути сознания и разума, тому, как люди видят, чувствуют, и, в конечном итоге — воспринимают окружающий мир.

Мы подошли близко к самым основам того, что представляет собой человеческий разум — и так же, как когда-то, в самом начале человечества, мы научились создавать инструменты, помогающие нам, таким слабым по сравнению с природой, выживать и покорять ее. Мы научились создавать такие же инструменты для нашего разума. Homo Habilis — Homo Sapiens — Homo Ludens, экстериоризация эволюции культуры и знания? Мы еще не можем сказать это точно, но видимо, это достаточно близко к ответу.

Мы считаем, что наше время, то время, в которое мы живем — уникально. Оно подобно XVII веку, когда всего два не столь уж больших открытия (маятниковые часы Гюйгенса и система координат Декарта) целиком создали мир, в котором мы живем нынче. Никто, включая самих ученых-первооткрывателей, не мог предсказать, что из этих открытий возникнет современная наука и индустриальная цивилизация, а главное, что возникнет принципиально новое бытовое восприятие пространства и времени, изменившее само мышление человека.

Сейчас мы снова стоим на том же пороге. Высокая виртуальность, то есть практическое отсутствие разницы между информационными и физическими обьектами, приходит в наш мир. За ней следуют современные алгоритмы искусственного интеллекта. И важно понимать, что все, что мы видим сейчас — лишь поверхность, а внутри, далеко за красивыми картинками виртуальной реальности и искусственным интеллектом, обыгрывающим человека в го, находится единственно важная компонента этого процесса. Изменение самого человека. Изменение его сознания — того, что и определяет наш мир.

Фантастические возможности технологии всегда сопровождаются угрозами, в лучшем случае равными возможностям. Так было всегда, с любым мало-мальски значимым техническим открытием. Так будет всегда, и так и есть сейчас. Нас пугает то, что, похоже, мало кто это видит и оценивает, а ведь сейчас у нас возникла неиллюзорная возможность уничтожить само понятие о человеке как виде или же создать ад, не описанный еще ни в одной антиутопии. Причем сделать это, даже не поняв, что мы, собственно, создали.

Но человек — не остров. Где-то далеко, за всеми путями, зачастую очень странными и причудливыми, уходящими далеко за пределы реального мира в мир виртуальный, на другом конце цепочки событий и выводов — мы найдем другого человека, со всеми его комплексами и ошибками. Изменив все, что касается одного человека, мы не изменили почти ничего из того, что создает общество, саму ткань нашего социального взаимодействия. И эта ткань стала хрупкой как никогда, она начала рваться.

Мы считаем это одной из основных проблем современных технологий. Выход мы видим в создании систем, которые будут дополнять и поддерживать не отдельного человека, а сообщества людей, позволяя им находить общий язык, действовать более эффективно, и в конечном итоге — эволюционировать так же, как эволюционирует сейчас отдельный человек. По аналогии с киберфизическими (системами, приносящими элементы искусственного интеллекта в реальный мир) мы называем такие системы киберсоциальными.

Наша миссия — создание теории и практики таких систем.